Копировать материал без указания переводчиков и редакторов запрещено! Давайте уважать чужой труд!

Quot;Исчезновение" Софи Джордан

Название: "Исчезновение"

Автор: Софи Джордан

Серия: "Огненный Свет" #2

Перевод: Евгения Кудрина

Редактура: Мария Кирдяшева

Сверка: Анна Кузнецова

Вычитка: Наталья Мубарак

Перевод группы: Books 25. Переводы книг

Копировать материал без указания переводчиков и редакторов запрещено! Давайте уважать чужой труд!

Аннотация:

Невозможный роман.

Жестокое соперничество.

Смертельный выбор.

Чтобы сохранить жизнь парня, которого она любит, Джасинда сделала невероятное: она предала наиболее строжайший секрет своего рода. Теперь, она должна вернуться на защиту своей стаи, зная, что может никогда не увидеть Уилла снова ... и что еще хуже, поскольку он попал в туман, воспоминания Уилла о той роковой ночи, и почему она должна была бежать стерлись.

Назад домой Джасинду встречают с враждебностью и она вновь вынуждена доказывать преданность стае, для себя самой и собственной семьи. Единственный, кто будет вообще говорить с ней, это Кассиан, прямой наследник стаи, который всегда хотел ее, и ее сестру, Тамру, которую навсегда изменил крутой поворот судьбы. Джасинда знает, что она должна забыть Уилла и идти дальше, что, если бы ему удалось вспомнить и сдержать свое обещание — найти ее, оно только подвергло бы опасности их обоих. Все же она цепляется за надежду, что когда-нибудь они снова будут вместе. Но рискнет ли она всем из любви, когда появится шанс следовать за своим сердцем?

В драматическом продолжении пользующегося популярностью романа «Огненный свет» Софи Джордан, пламя запрещенной любви возгорается ярче, чем когда либо.

Глава 1

Иногда, я мечтала упасть.

Конечно, я летала в этих мечтах. Поскольку это — то, что я делала. Кем являлась. Что любила.

Несколько недель назад, я бы сказала, что это то, что я любила больше всего на свете, но многое изменилось с тех пор. Все, на самом деле.

В этих мечтах я парила в облаках, свободная во всех смыслах, как и должно было быть. А потом что-то случалось, потому что я камнем падала вниз. Я нервно хватала воздух, и мой крик терялся среди сурового ветра. Я изменилась. Человек без крыльев. Просто девочка, а вовсе не драко. Беспомощная. Потерянная.

Я себя именно так сейчас чувствовала: я падала, и я не могла ничего с этим сделать. Не могла остановить ничего из этого. Словно оказалась в жутком, кошмарном сне.

Я всегда просыпалась, прежде чем упасть на землю. Это мое спасение. Только сегодня вечером я не испытаю лишних надежд. Сегодня вечером я упала на землю. И это столь же болезненно, как я и ожидала.



Я прислонилась щекой к холодному стеклу и смотрела, как ночь проносится мимо меня. Пока Кассиан вел, мои глаза напряженно всматривались в бесчувственную темноту, скользя по камням и оштукатуренным домам, ища ответа, причину всего случившегося.

Будто мир задержал дыхание, когда мы замедлились у знака "стоп". Мой взгляд устремился в черное небо над нами. Глубокая, беззвездная бездна так и манила, обещая убежище.

Голос мамы раздавался с заднего сиденья. Тихий и мелодичный, она разговаривала с Тамрой, пытаясь получить от нее ответ. Я отстранилась от стекла и через плечо посмотрела на них. Тамра дрожала в маминых руках. У неё был пустой взгляд, кожа белая, как у трупа.

— Она в порядке? — спросила я снова, просто чтобы что-то сказать. Я должна знать. Я сделала это с ней? Это тоже моя вина? — Что с ней случилось?

Мама нахмурилась и потрясла головой, давая понять, что я не должна говорить. Я их предала. Нарушила главное правило. Показала свой истинный образ человеку... хуже того — охотнику... и мы все заплатим за эту ошибку. Это давило на меня, прижимало своей тяжестью к спинке сидения. Я снова посмотрела вперед, задрожала. Скрещивая руки на груди, обняла себя, чтобы как-то унять дрожь.

Кассиан предупредил, что меня ждет расплата за сегодняшнюю ночь, думаю — это уже началось. Я потеряла Уилла. Тамра больна или в шоке, или, может быть, хуже того. Мама едва смотрела на меня. Каждый мой вздох — мучение, ночное происшествие вспыхнуло перед глазами: я, скидывающая человеческую кожу и превращающаяся в драко, перед семьей Уилла. Мой отчаянный полет за ним сквозь сухой ветер. Но если бы я не превратилась... не полетела бы за ним... он был бы уже мертв, и я не могла отделаться от этой мысли. Я никогда больше не увижу Уилла, невзирая на его обещание найти меня, но, несмотря на это, он жив.

Кассиан ничего не говорил рядом со мной. Он уже многое сказал, пока уговаривал маму поехать с нами, чтобы вернуться домой, потому что это единственный выход. Его пальцы сильно сжимали руль, костяшки побелели. Я не думала, что он ослабит хватку, пока мы не покинем Чапаралл. Может быть, даже до возвращения в стаю. Безопасность. Я подавила горький смех ... или это было рыдание. Буду ли я в безопасности когда-нибудь?



Город пролетал мимо, дома уменьшались, оставаясь позади, когда мы были почти на выезде из города. Мы скоро покинем Чапаралл. Освободимся от пустыни и охотников. Освободимся от Уилла. Последняя мысль бередила свежую рану в сердце, но я была не в силах ничего с этим поделать. Могли ли мы иметь хоть какое-то будущее вместе? Драко и охотник? Охотник, у которого в венах текла кровь моих собратьев.

Все это крутилось в моей голове, не давая покоя. Я не могла закрыть глаза, не видя перед собой его стекающую фиолетовую кровь в ночи. Такая же, как моя. Голова болела, не готовая принять эту ужасную правду. Не важно, что говорил Уилл, не важно, что я все еще любила его, это не меняло факта, что у него в венах текла кровь моего вида.

Кассиан медленно выдохнул, когда мы выехали за пределы города.

— Что ж, ничего не поделаешь, — пробубнила мама, пока расстояние между нами и Чапараллом росло.

Я повернулась, она смотрела через заднее стекло на удаляющийся город. Она жила своими надеждами на лучшую жизнь в Чапаралле, где мы начали новую жизнь, отдельно от стаи. И сейчас мы возвращались обратно к ним.

— Мне жаль, мам, — проговорила я, не потому, что должна, а потому что это действительно так.

Мама покачала головой, собираясь что-то сказать в ответ, но в последний момент смолкла.

— У нас проблемы, — объявил Кассиан. Прямо перед нами несколько машин перекрыли дорогу, вынуждая нас замедлиться.

— Это они, — удалось произнести мне онемевшими губами, пока Кассиан подъезжал ближе.

— Они? — требовательно спросила мама. — Охотники?

Я твердо кивнула. Охотники. Семья Уилла.

Фары осветили темноту, и свет упал на лицо Кассиана. Его взгляд скользнул на зеркальце, и я могла сказать, что он искал обходные пути, чтобы объехать их. Но слишком поздно для этого... одна машина перегородила дорогу, и семь фигур вышли из нее. Кассиан дал по тормозам, его руки впились в руль, и я знала, что он боролся с чувствами, чтобы не проехаться по ним. Я рассматривала всех в поисках Уилла, чувствовала его, знала, что он здесь, среди них.

Грубый, жесткий голос приказал нам выйти из машины. Я не двигалась, мои горячие пальцы впились в бедра, впились сильно ...будто я пыталась похоронить моего драко.

Кулак ударил по нашему капоту, и тут я увидела его — очертание пистолета в темноте.

Взгляд Кассиана встретился с моим, сказав то, что я и так знаю. Мы должны выжить. Даже если это означало делать то, что может делать только наш вид. То, что я уже сделала, что привело нас в такую ситуацию сегодня вечером. А почему бы и нет? Больше нет смысла скрывать наш секрет.

Кивнув, я начала двигаться, вылезая из машины к нашим врагам.

Кузен Уилла, Ксандер выступил впереди остальных, выставляя свое самодовольное лицо.

— Неужели вы думаете, что сможете уехать?

Сокрушительная боль наполнила мою грудь, злость пробуждалась во мне, вспоминая, через что мне пришлось пройти из-за этих монстров. Гнев копился в задней части горла, и я позволила едкой желчи собраться, готовясь ее применить.

Охотник ударил кулаком по заднему окну, крича на маму и Тамру.

— Выходите из машины!

Мама с достоинством вышла из машины, таща за собой Тамру. Моя сестра стала бледнее после Больших Гор, ее дыхание с хрипом вырывалось в воздух. Янтарно-карие глаза, такие же, как мои, выглядели туманными, смотря куда-то в пространство. Губы были приоткрыты, но из них не вылетало ни слова. Я подошла к ней и протянула руку, помогая маме, поддерживая ее. Тамра была ледяной, ее кожа была похожа на холодный мрамор.

Кассиан встал перед Ксандером, с достоинством принца, которым он и являлся. Свет фар отражался от его фиолетово-черных волос.

Я облизала пересохшие губы — интересно, как я смогу переубедить Ксандера, что он не видел моего превращения.

— Что тебе надо?

Кузен Уилла указал на меня.

— Мы начнем с тебя... кем бы ты там не была.

— Отойди от нее, — приказал Кассиан.

Внимание Ксандера метнулось на него.

— А затем мы перейдем к тебе, большой парень... и как это ты упал вместе с Уиллом и на тебе нет ни царапины.

— Где Уилл? — выпалила я. Я должна знать.

Ксандер указал большим пальцем на одну из ближайших машин.

— Лежит на заднем сидении. — Я искоса посмотрела в ту сторону, и увидела фигуру, лежащую сзади. Уилл. Так близко и так далеко. В последний раз, когда я его видела, он обещал, что найдет меня. Он был ранен, но был в сознании. Я с содроганием подумала, что его семья могла сделать, чтобы изменить его.

— Ему нужен врач, — проговорила я.

— Позже. Сначала я разберусь с вами двумя.

— Слушай, — начал Кассиан, вставая передо мной, — я не знаю, о чем ты думаешь...

— Я думаю, что тебе пора заткнуться. Я разговариваю с ней! — Ксандер схватил его за плечо. Большая ошибка.

Кассиан зарычал, его кожа озарилась мигающим светом. Не успела я опомниться, как Ксандер уже лежал на спине, на асфальте, с ошеломленным выражением лица, полдюжины остальных подошли ближе, окружая нас.

— Взять его! — закричал Ксандер.

Они бросились на Кассиана. Я крикнула, бросив взгляд на его лицо среди охотников. Меня передернуло от звуков ударов кулаков, я двинулась к ним, решив помочь, но чьи-то руки остановили меня.

Животный рык раздался в воздухе. Это Кассиан. Несколько охотников прижали его к асфальту. Ангус улыбался, поставив ногу на спину Кассиана. Но взгляд Кассиана был направлен на меня, его темные глаза дрожали, зрачки сузились до щелочек.

Пар вылетел из моих губ, но я подавила его и покачала головой, говоря ему повременить, подождать, все еще надеясь, что мы сможем выбраться отсюда. Что ему не придется раскрывать своего драко тоже. Может быть, я все еще могла защитить его. Может, он сумел бы уйти с мамой и Тамрой.

Почувствовала холодное прикосновение пистолета, а затем резкая боль пронзила мои ребра, я застыла. Мама рыдала, и я подняла руку, останавливая ее, чтобы она не сделала какую-нибудь глупость, пытаясь помочь мне.

— Останься с Тамрой, мам. Ты нужна ей!

Темный взгляд Ксандера бродил по мне с презрением.

— Я знаю, что я, черт возьми, видел. Урода с крыльями.

Это сражение... не позволить страху поглотить меня... я в шоке, что еще не превратилась в драко.

— Джасинда! — Кассиан выкрикнул мое имя, возобновляя борьбу.

Ксандер продолжал говорить.

— Не волнуйся. Я не убью тебя. Это просто транквилизатор. Мы оставим тебя в живых, чтобы выяснить, что ты такое.

Они избивали Кассиана, пока он пытался освободиться.

— Хватит! — я толкнулась к Ксандеру, но Ангус блокировал меня. Я смотрела с болью в груди, как они его избивали. — Прекратите! Пожалуйста, остановитесь! — Мое сердце разрывалось. Либо они, либо мы.

Огонь вспыхнул в сужающихся легких и заструился по моим трахеям.

Я не могла позволить им взять нас.

Прежде, чем я решила выпустить пылающее дыхание, внезапный порыв холода закружился вокруг меня. Неестественный холод. Я задрожала от перепада температуры.

Оглянулась, и мое горло сжалось при виде Тамры. Она стояла одна, позади мама наблюдала за ней с широко раскрытыми глазами.

Лицо сестры было мертвенно бледным, ее глаза изменились. Уже не такие, как мои. Льдисто-серые, и меня от них пробирал озноб. Пар струился от нее. Скорее, это холод. Холодный туман рос вокруг нас, окутывая.

Она выгнула дрожащее тело, разорвав блузку, ожесточенно двигая руками. Руками, которые внезапно замерцали и засияли жемчужным блеском.

Я видела такой блеск у другой души. Другой драко. Нидия, старейшина нашей стаи. Я смотрела, как волосы Тамры превращались в серебристо-белые пряди, от корней до кончиков волос.

Пар усиливался, холодный туман, который напоминал мне о доме, туман, который покрывал городок стаи прохладным одеялом. Защищая нас от злоумышленников, от всех, кто хотел поймать и уничтожить нас. Заслоняя умы тех, кто наткнулся на наше святилище.

— Тамра! — я потянулась к ней, но Кассиан, освободившийся от нападающих, своей сильной рукой оттянул меня назад.

— Пусти ее — проговорил он.

Я посмотрела на его лицо, заметила глубокое удовлетворение, сверкавшее в глазах. Он был …рад. Рад тому, что происходило. Что могло произойти. Тамра никогда не превращалась до этого. Как это могло случиться теперь?

На мгновение я отвернулась. Все закончилось. Я снова посмотрела на Тамру, она поднялась на несколько метров от земли. Ее крылья трещали за спиной, зубчатые наконечники выглядывали над серебряными плечами.

— Тамра, — выдохнула я, поглощая ее образ, было трудно осознать новую реальность. Моя сестра — драко. После столь длительного времени. После мыслей, что у нас больше не будет ничего нового. Более того — она шэйдер.

Ее устрашающе спокойный взгляд носился над всеми нами по дороге. Как будто она точно знала, что делать. И я думала, что так оно и есть. Это инстинкт.

Я не могла пошевелиться, пока смотрела на нее, Тамра пугающа и прекрасна в этой чешуе, волосы её стали полностью белыми. Она приподняла тонкие руки. Туман бросался на нас, как быстро горящий газ. Такой плотный, что я едва могла видеть руку перед лицом. Мы были полностью скрыты от охотников, но я слышала, как они кричали и кричали, натыкаясь друг на друга, кашляли и падали на асфальт, как домино. Сначала один, а потом другой и следующий. Затем ничего.

Я не слышала ни звука в новоиспеченной гробнице, пока туман Тамры делал свое дело и скрывал, скрывал и скрывал... все на дороге, каждого человека. Уилла.

Я вырвалась от Кассиана и отчаянно пробиралась сквозь холодный пар, который застилал воздух и голову. Охотники появлялись у моих ног, лежащие без сознания благодаря стараниям Тамры. Я не видела ничего сквозь завесу тумана, дико размахивала руками, сотрясая воздух, разгоняя туман, нащупывая, ища автомобиль, где лежал Уилл.

Я увидела его, лежавшего на заднем сидении автомобиля. Водительская дверь была открыта. Дымчатый газ клубился в салоне машины. На мгновение я застыла. Смотря, сосредоточившись на дыхании. Даже с синяками и побоями, он был прекрасен.

Я снова пришла в себя. Открыла заднюю дверь. Мои дрожащие пальцы гладили его лицо и поправили медную прядь его волос. Его волосы как шелк.

Я услышала, как Кассиан прорычал мое имя.

— Джасинда! Нам надо уходить! Сейчас же!

И он нашёл меня, утаскивая прочь к нашей машине. Другой рукой придерживал Тамру. Он подтолкнул ее к маме. Новое блестящее тело сестры освещало ночную пустыню, давая нам путь сквозь туман.

Вскоре он исчезнет, испарится. Когда Тамра уйдет. Когда мы сбежим. Туман рассеется. А вместе с ним и память охотников.

Однажды я как-то предположила, что дар Тамры еще не проявился. Что он просто задерживается. Даже сама не веря, я сказала ей это. Чтобы не лишать сестру надежды. Даже в глубине души, как и все из стаи, я думала, что она была дефектным драко. А в итоге Тамра оказалась одной из самых редких и ценных в нашем роде. Прямо как я.

Усаживаясь за руль, Кассиан выжал газ, и мы въехали на шоссе. Я смотрела назад в облако белого дыма. Там Уилл. Мои пальцы впивались в подушку сидения, пока я не почувствовала заводскую ткань и не порвала ее под давлением. Нет, я не могла думать о нем сейчас — это слишком больно.

Мой взгляд переместился на светлую версию моей сестры. Я должна была отвернуться, встревожиться при виде моего близнеца, сейчас чуждого мне так же, как эта пустыня.

Я сделала глубокий, испуганный вдох. Мы возвращались домой, в горы и туман, где все так знакомо. Единственное место, где было безопасно быть собой. Я возвращалась в стаю.

Глава 2

Наша деревня возвышалась среди тумана, и казалось, что она окутана магической дымкой. Узкая грунтовая дорожка открывала взору деревья за туманом. Кассиан вздохнул, расслабляясь, и напряжение у меня внутри немного спало. Дом.

Сначала это выглядело, как внушительные кусты винограда и ежевики, но если присмотреться, то можно было увидеть что это — стена. За ней находился мой мир. Безопасное место. Единственное, где я когда-либо бы могла жить. По крайней мере, так я думала до встречи с Уиллом.

На страже стоял охранник. Туман Нидии окутал и его тоже. Я сразу узнала Лудо. Один из лакеев Северина, типичный ониксовый драко, который любил выставлять свои внушительные мышцы напоказ. Его глаза округлились, когда он заметил нас. Затем он молча пропустил нас внутрь.

Я перевела свой взгляд на домик Нидии, который стоял недалеко от границы, чтобы можно было заметить всех тех, кто уходит и приходит. У нас была даже пара сторожевых башен. Охранники — всего лишь дополнительная мера предосторожности. И я не понимаю зачем. Разве мы недостаточно защищены? Неужели наш выезд из деревни заставил их принять дополнительные меры безопасности?

Кассиан припарковался напротив дома Нидии. Она уже вышла из дома, будто предвидела наш визит. Думаю, она его и впрямь почувствовала. Это ведь её работа.

Нидия стояла спокойно, держа руки на талии. Её серебристые волосы были переброшены на одну сторону. Они такого же цвета, как и у Тамры. Я обернулась на Тамру, которая теперь тоже драко. Мама прикасалась к пряди серебристых волос, будто проверяя, что всё это реально. Она повторяла это снова и снова.

— Ты вернулась домой, — произнесла Нидия, как только я вышла из машины.

Улыбка на её губах не соответствовала бушевавшим чувствам внутри глаз. Я вспомнила ночь побега. Как она смотрела на нас из окна с уверенностью, что делает правильное решение, позволяя нам уйти. Она продолжила:

— Я знала. Знала, что для того, чтобы ты осталась, тебе нужно было уйти и понять, что это — именно то место, к которому ты принадлежишь.

Я вдохнула запах своей деревни, моя кожа наслаждалась влажным воздухом. И я подумала, что Нидия права. Мое тело ощущало силу земли, на которой я стояла. Это мой дом. Я невольно оглядела улицу Эз. Мне не терпелось увидеть мою лучшую подругу. Но никто не выходил.

Мама взяла под руку Тамру, когда та выходила из машины. Нидия двинулась вперед, чтобы помочь. Моя сестра еле шла. Её ноги безжизненно волочились по земле.

— Так вы, наконец, решили вернуться, а? — Нидия нежно поглаживала волосы Тамры. — Я знала, что это лишь вопрос времени. Близнецы — редкость среди нашего рода. Я знала, что ты не могла быть обыкновенной, будучи сестрой Джасинды.

Кассиан рассматривал мою сестру, которую он, да и вся стая, считали бесполезной. Я могла лишь догадываться, о чем он думал. Теперь, с одним из самых мощных талантов нашего вида, она представляла собой будущую безопасность племени.

Будто почувствовав, что я смотрю на него, Кассиан перевёл взгляд на меня. Я отвернулась, переключая своё внимание на других, и вошла за ними внутрь.

Я скучала по запахам деревни. Затяжной аромат сушёной рыбы, смешивающийся с успокаивающим запахом трав... Из-за этого легкого тепла, что разливалось у меня в груди, я и забыла, каким напряженным было возвращение сюда. Мне всё ещё предстояло встретиться с Северином и старейшинами лицом к лицу. Когда я покинула их, они готовы были отрезать мне крылья. Это не то, что я могла бы забыть.

— Теперь ты здесь. Тебе не холодно? Я помню первые дни моего обращения в драко. Я и вправду тогда думала, что никогда больше не смогу почувствовать тепло, — Нидия аккуратно положила свою руку на лоб Тамры. — Давай-ка, я дам тебе чашечку травяного чая. Жидкость поможет тебе восстановиться. И отдохнуть.

Нидия перешла в кухню и налила в кружку дымящийся напиток.

— Это, правда, поможет мне? — спросила Тамра хриплым голосом. Это были первые её слова с тех пор, как мы покинули Чапаралл. Я выдохнула, радуясь, что она снова заговорила. Наверное, глупо, но я была рада, что хоть в чем-то она не изменилась.

Нидия поднесла кружку к губам Тамры.

— Это то, чего ты хочешь, не так ли?

Тамра настороженно посмотрела на всех нас. Её взгляд метался от меня на Кассиана и на маму.

— Я не знаю, — прошептала она, прежде чем сделать глоток из кружки, и сморщилась.

— Слишком горячий? — спросила Нидия и начала дуть на напиток, чтобы хоть немного остудить его.

Мама подошла ближе к Тамре, будто хотела защитить её. Она с вызовом посмотрела на Кассиана.

— Ну, и что теперь? — проговорила она вызывающе, будто это она, а не я, была причиной нашего возвращения. — Они могут прибыть сюда в любой момент. Что тогда произойдет? Будем ли мы наказаны?

Как сын альфы, Кассиан имел значительное влияние. Он был наследником, следующим лидером стаи.

Опускаясь в кресло, я посмотрела ему в лицо. Что-то мелькнуло в его тёмных глазах.

— Я обещал Джасинде, что защищу её. Я сделаю то же самое по отношению к Тамре. И к вам.

Мама безрадостно засмеялась.

— Спасибо, что не бросаешь меня в такой момент, но не думаю, что ты действительно заботишься обо мне.

— Мама, — начала я, но она резко оборвала меня.

— Всё в порядке. До тех пор, пока ты будешь сохранять Джасинду и Тамру в безопасности. Это всё, что меня волнует.

— Я даю вам слово. Я сделаю все, что в моих силах, чтобы защитить ваших дочерей.

Она кивнула.

— Я надеюсь, что твоего обещания будет достаточно.

Мама посмотрела на Тамру с сожалением, и я понимала, что глубоко внутри она оплакивала потерю человечности в своей дочери.

Я заерзала в кресле при мысли о том, что, возможно, она точно так же оплакивала и меня, на протяжении многих лет.

Это было трудно, выслушивать переговоры и просьбы моей мамы по поводу нашей безопасности, а особенно моей. Потому что я облажалась. Воспоминания о моей последней ночи с Уиллом пронеслись у меня в голове. Племя имело полное право злиться на меня. Я поставила под удар всех нас — каждого в стае — лишь из-за парня, в которого влюбилась всего несколько недель назад. Если туман Тамры не сработает, то мы все будем в огромной опасности.

Холод пронзил меня, когда внезапное осознание достигло мозга. Уилл не вспомнит. Даже в машине он был в непосредственной близости от тумана. Я отчаянно надеялась, что какая-то часть его всё еще помнила события той ночи и он понимал, что я его не бросила. Он должен был помнить, что мне нужно было уйти. Он должен.

Я всё еще дрожала, думая об Уилле, когда в дом Нидии ввалились старейшины. Они вошли без стука, заполняя маленькую гостиную.

— Вы вернулись, — констатировал Северин, и я невольно вздрогнула, когда услышала его властный голос.

С тех пор как мы бежали из Чапаралла, я представляла его голос в своей голове. Представляла, какой будет звон в ушах. Представляла, как он скажет, что мне отрежут крылья. Я знала, что не смогу избежать встречи с наказанием.

Некоторые старейшины позади Северина приняли угрожающие позы. Они не носили ничего особенного, чтобы отметить свой статус, но их можно было узнать по ожесточенным взглядам и бесстрастному выражению лиц.

Северин осмотрел нас и перевёл свой взгляд на Тамру. Его глаза загорелись, а лицо выдало удивление. Он пристально рассматривал изменения в ее внешности, не пропуская ничего. Северин замечал и серебристо-серые глаза, и шелк перламутровых волос. Он точно так же смотрел и на меня когда-то. Я вскочила, загородив Тамру от его взгляда.

— Тамра, — он произнес её имя так, будто делал это в первый раз. Положил свою руку ей на плечо, и я вздрогнула. — Ты проявилась. Как чудесно.

— Ох, так она сейчас обрела важность для вас, — выпалила я и тут же пожалела о сказанном.

Северин переключил своё внимание на меня. Глаза у него стали холодными, как лед.

— Все и каждый в этой деревне важны для меня, Джасинда.

Его рука задержалась на Тамре, и мне захотелось отдернуть её.

Ага. Просто некоторые из нас важнее других.

— Это очень несправедливо с твоей стороны, считать иначе, — добавил он.

Я не поддалась искушению сказать ему, чтобы он заткнулся. Кассиану и так будет тяжело спасти нас от наказания своего отца. Я вздрогнула, когда мои глаза встретились с взглядом Северина. Я отвела взгляд. Моё сердце пронзила боль. Я предала свое племя. Я потеряла Уилла. Позволила сделать самое худшее.

Уголки рта Северина медленно поползли вверх в угрожающей ухмылке.

— Хорошо, что ты вернулась, Джасинда.

Глава 3

Я возвращалась в свой старый дом как заключенная. Старейшины следовали за мной. Казалось, не имело значения, что я вернулась добровольно. Кассиан настоял на том, чтобы указать им на это. Он повторил это несколько раз. Но важно было только то, что я покинула их, что я имела наглость ускользнуть, — «ценный товар», который осмелился бежать, когда у стаи были на него планы.

Войдя внутрь дома моего детства, я почувствовала себя странно. Помещение выглядело меньше, более тесным, и я разозлилась на себя. Этот дом раньше вполне всех устраивал. Вдохнула спертый воздух. Никто, вероятно, здесь не бывал с тех пор, как мы тайком выбрались посреди ночи.

Я посмотрела на диван с вмятиной на подушке в самом центре. Это было место Тамры, ее святилище. Избегая стаю как дефектный драко, она проводила много часов напротив телевизора. Картина казалась неполной без нее, но я понимала, что теперь так будет всегда. Северин приказал остаться Тамре с Нидией. Мама не спорила, потому что думала, что другой шэйдер лучше знает, как ухаживать за Тамрой, когда ее талант нуждается в контроле.

— Вы собираетесь нас также и укладывать? — огрызнулась мама на старейшин. Лица, которые были так знакомы и безобидны для меня, пока я росла, смотрели сейчас с осуждением.

Медленно развернувшись, они оставили нас одних.

— Ты видела, что Кассиан ушел с Северином? — спросила мама, спеша к окну. Я кивнула, в то время как она отодвигала занавеску. — Надеюсь, он уговорит его не... наказывать нас слишком строго за уход.

— Да, — вспоминая восторг Северина по поводу Тамры, я подумала, он будет снисходительней к нам.

— Они все еще тут, — проворчала мама, опуская занавеску.

Я посмотрела в окно и увидела двух старейшин, стоящих у нас на пороге.

— Не похоже, что они скоро уйдут. Думаю, хотят удостовериться, что мы не сбежим снова.

— Тамра с Нидией. — мама сказала это так, как будто это была достаточная причина, чтобы оставаться на месте. И это действительно так. Даже если я хотела покинуть стаю, я никогда бы не ушла без сестры. Особенно сейчас. Моя грудь неожиданно сжалась при мысли, через что ей пришлось пройти. Она должно быть так запутана, так ...потеряна.

— Я никогда не уеду отсюда без Тамры, — проговорила мама, вторя моим мыслям. Ее горячий взгляд устремился на меня, будто вынуждая сказать хоть что-то против этого.

Я поглядела в сторону, затем на свои руки, снова на окно, куда угодно, только не на нее. Я не хотела, чтобы она видела: я понимаю между строк. Понимаю, что говорил ее злой взгляд. «Но я бы уехала без тебя».

Может быть, я несправедлива. Может быть, это моя вина и она вообще так не думала.

Мама вздохнула, и я снова посмотрела на нее, наблюдая, как та проводит рукой по волосам. Различила несколько седых прядей в ее кудрях. Впервые.

— Не могу поверить, что мы вернулись, — пробурчала она. — Там же, где и начинали. В худшем положении, чем раньше.

Я съежилась, чувствуя, что этот удар направлен на меня. Потому что это моя вина, что мы снова дома. Это все моя вина. Я знала это. И она тоже.

— Я устала, — сказала я. В принципе я и не лгала. Я не спала с тех пор, как мы уехали из Чапаралла, мысли путались во всем, что произошло. Во всех моих колоссальных ошибках. И Уилл — где же он сейчас, что он делает, о чем думает, помнит ли. Есть ли хоть какие-то проблески в его воспоминаниях.

Я направилась в сторону своей комнаты, чувствуя себя старше, чем когда-либо.

— Джасинда.

Я остановилась и оглянулась через плечо на звук своего имени. У мамы было непонятное выражение лица, и эффект только усиливался, так как половина ее лица находилась в тени.

— Ты...— я услышала, как она вздохнула, перед тем, как продолжить. — Этот парень. Уилл...

— Что? — Хотя Уилл — последнее, о чем я хотела говорить сейчас, я должна была ей ответить. Даже если это означало бередить свежую рану.

— Ты сможешь забыть его? — в ее голосе безошибочно слышались нотки надежды.

Мои мысли вернулись к Большой Скале. Как Уилл скользил вниз по каменистому склону, проваливаясь в темноту. У меня не было выбора. Я должна была превратиться. Должна была спасти его. Даже если охотники видели меня.

У меня не было выбора тогда. Не было его и сейчас.

— Я должна его забыть, — ответила я коротко.

Мамин янтарный взгляд засиял в понимании.

— Но сможешь ли ты?

На этот раз я не ответила. Потому что слова ничего не значат. Я покажу ей, докажу, что она снова может доверять мне. Всем докажу.

Повернувшись, я направилась в комнату, проходя мимо фотографий семьи, которой мы были раньше. Красивый отец, улыбающаяся мать и две счастливые сестры, которые не знали тогда, что они такие разные. Как бы мы узнали, что ожидало нас в реальности?

Сбрасывая обувь, я надела старую футболку и шорты из шкафа. Мои глаза, застеленные пеленой сна, лишь мельком взглянули на светящиеся звезды, рассеянные по потолку, перед тем как веки закрылись.

Казалось, что уже через минуту кто-то тряс меня, вырывая из сонных объятий.

— Джасинда! Просыпайся!

Я подняла голову с подушки и устало посмотрела на Эз. Я была рада ее видеть, но сейчас мне больше всего хотелось положить голову на подушку и снова погрузиться в сон, где чувство вины и сердечная боль не достали бы меня.

— Эз, — я моргнула сонными глазами, — как ты попала сюда?

— Мой дядя, Кел, дежурит у вашего дома. Он впустил меня.

Точно. Дядя Эз был одним из старейшин, что уставились на меня так, будто я была преступником. Думаю, так и есть. В какой-то степени. Я под домашним арестом, в конце концов.

— Рада тебя видеть, — пробормотала я устало.

— Рада тебя видеть? — Она ударила меня подушкой. — Это все, что ты можешь сказать после того, как оставила меня одну и сбежала черт знает куда?

— Мама была порядком настойчива. — Сейчас не время объяснять, почему мы ушли — что стая хотела сделать со мной. Может, до сих пор хочет.

Потом я вспомнила, что Эз была со мной тем утром, когда я чуть не попалась Уиллу и его семье. Мы обе нарушили священное правило — летали при дневном свете. Я села и посмотрела на нее с беспокойством.

— Ты же не попала в неприятности, правда? За полет со мной?

Эз закатила глаза.

— Они меня хотели наказать, а потом обнаружили, что вы сбежали. И про меня все забыли, вот и все.

Я выдохнула и с облегчением упала обратно на кровать. По крайней мере, этого нет на моей совести.

Эз отбросила темно-синие волосы с плеч и наклонилась надо мной, ее глаза блестели от волнения.

— Ты не представляешь, что здесь творилось с тех пор, как ты ушла. Потому, что ты ушла!

Я повернулась и обняла подушку.

— Прости, Эз. — Видимо моя совесть никогда не будет полностью спокойна. Правда, я мало думала об Эз, пока нас не было. Мне хватало переживаний в Чапаралле, чтобы никто не узнал про меня.

Усталый выдох вырвался изнутри. В последнее время я только и делала, что извинялась.

— Что ж, по крайней мере, ты дома, — вздохнула Эз. — Может, все теперь вернется в привычное русло.

Я подумала об Уилле, и как я предала свой род ради него. О моей сестре, как должно быть потеряно она себя чувствовала. О старейшинах, которые стояли у нас за порогом. Я сомневалась, что когда-нибудь все снова будет нормально. И я с радостью хотела бы оказаться там, где мой драко сможет процветать.

— Здесь было ужасно. Северин ввел комендантский час. И он уменьшил время на отдых! Ты можешь в это поверить? Мы можем играть в аэробол только раз в неделю. Раз! Только школа и работа, школа и работа. Диктатор!

Все это из-за меня? Потому что мама забрала нас и сбежала? Они беспокоились, что другие сделают также?

— По крайней мере, мы все еще летаем, — пробормотала она, — не знаю, как бы я жила без этого. Запланированный групповой полет, конечно. Это не изменилось. Но он ограничил время.

— Ты видела Кассиана? — спросила я.

— С каких это пор ты следишь за ним? — элегантно изогнула бровь Эз.

— С тех пор, как он нашел нас и привез обратно.

—Кассиан выследил тебя? Так вот где он был все это время. Он думал только о своих поисках, — она слегка хихикнула, — ты подумай, он все еще без ума от тебя.

— Нет, — быстро исправила я ее. — Он не запал на меня. Если он и хотел...

— Если?

Я сердито посмотрела на нее и продолжила:

—Если он и хочет быть со мной, то это только потому, что я единственная огнедышащая в стае. — Ценный полезный предмет, великое оружие стаи.

Тогда это было правдой, но не сейчас. Все поменялось. Теперь это Тамра. Тамра, которая всегда тосковала о Кассиане. Может быть, он возродит эти чувства. Надежда затеплилась у меня в душе. И какая-то другая эмоция. Что-то, что я не могла опознать. Что-то, что я не чувствовала раньше.

— Какая бы ни была причина, каждая девушка в стае убила бы за то, чтобы Кассиан смотрел на нее так, как смотрит на тебя. — Она вытянула лицо и улеглась на спину на моей кровати. — Может, и я тоже.

— Ты? — я моргнула.

— Да. Не переживай. Это не приступ вины. Я всегда знала, что у меня нет шанса. Ни у кого его не было. — Она подмигнула мне. — Только не рядом с тобой.

Я застонала. Она говорила как Тамра. Старая Тамра. Та, что жаждала внимания Кассиана и стаи. Та, что со стороны наблюдала, как я получала все это. До того, как мы переехали в Чапаралл и она обрела там новую жизнь. Которую я отняла у нее, когда нырнула с обрыва за охотником.

Эз огляделась по сторонам, будто услышав мои мысли.

— Где Тамра?

— Хочешь сказать, что ты еще не слышала?

— Слышала что?

— Она с Нидией, — мои губы изогнулись в улыбке, хотя в желудке подсасывало от потрясения, что моя сестра на пути к тому, чтобы стать следующим шэйдером стаи. — Восстанавливается.

— Восстанавливается после чего?

— Тамра обратилась. Она шэйдер.

Глаза Эз округлились.

— Не может быть! — Присвистнула она и закусила губу. — Теперь ты у нас не одна такая уникальная.

— Теперь, да, — пробормотала я, думая, хорошо это или плохо. Я хотела быть типичным драко. Ничего экстраординарного. Не «великим огнедышащим» стаи под постоянным контролем и давлением. Сейчас я ценила свою уникальность, только благодаря ей я была еще жива. Но также я знала, что недавно обнаруженный талант Тамры означал, что стая будет еще усерднее присматривать за нами.

— Интересно, даст ли Кассиан ей второй шанс, — продолжила Эз.

Скрипнул пол, предупреждая о чьем-то присутствии. Я посмотрела вверх, и мое лицо вспыхнуло от того, что мама могла подслушать наш разговор.

Только это была не мама. Все было гораздо хуже.

Жар спустился к шее.

— Как ты вошел? — требовательно спросила я, зная, что мама не позволила бы ему пройти в мою комнату. По крайней мере, без предупреждения.

Кассиан пристально посмотрел на меня, его глаза были сейчас больше черными, нежели фиолетовыми. Фиолетовыми они становились только, когда он испытывал сильные эмоции. Похоже, последнее происходило у него редко.

— Как ты вошел? — повторила я. И осознала, что это глупый вопрос. Он был одним из них. Одним из моих тюремщиков. Будущий лидер стаи, принц мог приходить и уходить, когда ему было угодно. — Где мама? — спросила я, пытаясь разглядеть хоть что-то за его крупным торсом.

— Говорит с моим отцом.

Моя кожа покрылась мурашками при этих словах. Между Северином и мамой никогда не было хороших отношений. Я боролась с желанием броситься из комнаты, чтобы найти маму и оградить ее. Это смешно. Мама сама была великим защитником, всегда присматривая за мной. Даже, когда я этого не хотела.

Я не двигалась с места, желая услышать то, ради чего Кассиан пришел. По крайней мере, я надеялась, он расскажет мне, что происходит. Что будет со мной. Лучше услышать такое от него, чем от Северина. Со времен Большой Горы мы теперь связаны узами. Хотелось бы в это верить.

Он посмотрел на Эз многозначительно, будто ожидая, что она уйдет. Так я останусь с ним одна? Ни за что. Я придвинулась ближе к подруге. Он сузил глаза, поняв.

— Ну что? Ты говорил со своим отцом. Каков его вердикт? — я сделала глубокий вдох, готовая положить конец страданиям и выяснить, действительно ли мне светит обрезание крыльев или нет. Знал ли Северин, что я выдала себя охотникам? Рассказал ли ему Кассиан? Моя кожа стала гореть от этой мысли. Мама не выдала бы добровольно такую информацию.

— Все будет хорошо, Джасинда.

Я наклонила голову набок.

— Так меня не накажут?

— Я убедил их, что ты хочешь вернуться. Сказал, что вы готовы снова влиться в жизнь стаи. Что ты будешь более сговорчивой и будешь хорошо себя вести. — Его верхняя губа слегка дрогнула, и я вспомнила, что он сказал в Чапаралле, когда нашел меня: что я ему нравилась, потому что отличалась от остальных. Теперь он хотел, чтобы я стала как все.

Я глубоко вздохнула через нос. Уступчивая. Покорная. Кроткая. Смиренная. Было ли это во мне?

— Сговорчивая? Джасинда? — рассмеялась Эз, не замечая напряженности. — И они купились на это?

Кассиан послал ей жесткий взгляд, потом снова посмотрел на меня. Ожидающе. Что? Он ожидает услышать мое согласие?

— О, — Эз пришла в себя, находясь между нашими серьезными взглядами. — Да, конечно. Я уверена, что Джасинда будет более... я имею в виду, что она знает, что ее место здесь. Твой отец увидит это. С чего бы ей вдруг захотелось остаться там — в мире, в который она никогда не сможет вписаться?

На мое молчание Эз стала сверлить меня вопросительным взглядом. Хотела бы я объяснить, что у меня была причина, чтобы жить среди людей. Ей понадобится время, чтобы понять, как я могла влюбиться в Уилла, и по какой причине я не хочу говорить о нем при Кассиане.

По тому, как раздулись ноздри Кассиана, я поняла, что в его голове роились похожие мысли. Под его смуглой кожей вспыхивали угли — как существо, скрывавшееся под водой. Зверь, которого я должна была утихомирить.

Я вспомнила о его животной силе, о его схватке с Уиллом на Большой Горе. Неконтролируемая жестокость и неистовство, когда они вдвоём переплелись на краю утёса, — я вздрогнула и прижала руку к животу, меня все еще немного тошнило от воспоминаний. Они хотели убить друг друга. Они почти это сделали.

— Ты останешься здесь со своей мамой, — объявил Кассиан, когда стало ясно, что я не собиралась давать ему обещания быть кротким и послушным драко. Не то, чтобы я не хотела. Я боялась давать обещания, которых могла не сдержать. — Ты можешь снова посещать школу. И работу. Школа, работа и дом. Твоя сестра останется с Нидией.

Это дало мне старт. Я не думала, что разлука будет постоянной. Я не могла вспомнить времени, чтобы мы с Там спали хотя бы в разных комнатах. Чем больше меня это беспокоило, тем больший смысл все обретало. Нидия позаботится о Тамре. Даст ей поддержку и помощь, в которой она сейчас нуждалась. Все, что мы с мамой не смогли ей дать.

Я сказала себе, что все хорошо. Стая не пыталась нас разлучить.

— Тамра — шэйдер, — Эз покачала головой, удивляясь. — Подожди, пока я всем расскажу. Это круто! — Подруга сжала мою руку со счастливым восторгом. — Эй, мне надо идти.

Она спрыгнула с кровати, очевидно, ей не терпелось распространить новость, что будущее стаи в порядке. У нас был новый шэйдер, который однажды сможет занять место Нидии.

Пока Тамра не возражала быть привязанной к стае до конца жизни. И почему она должна была? Как только у нее будет время разобраться в переменах, она поймет, что больше не невидимка в стае — и что у нее есть шанс с Кассианом.

Выскакивая в дверь, Эз звонко бросила через плечо:

— Увидимся позже.

И я в конце концов осталась наедине с Кассианом. Спасибо, Эз.

Глава 4

Нас не оставляли одних с тех пор, как мы приехали из Чапаралла. Во время путешествия нам не удалось поговорить, мы вчетвером сидели в замкнутом пространстве автомобиля и разговаривали только тогда, когда останавливались на заправке, выходили в туалет или за едой. Но сейчас нас было только двое.

Я могла только смотреть на него, боясь того потока нотаций, который он может вывалить на меня. На это было много причин: разоблачение себя нашим величайшим врагам, любовь к одному из них. И, что было еще хуже моей любви к Уиллу, то, что у него в жилах текла кровь одного из драко. Как я могла объяснить Кассиану, что Уилл на самом деле не плохой парень? Он просто жертва судьбы. Ему пришлось перелить кровь потому, что он был болен. Хотя какое это имеет значение? Я в любом случае не собиралась видеться с ним снова.

В тишине я могла расслышать приглушенные голоса наших родителей, которые постепенно начинали повышаться.

— Что ты сказал своему отцу?

Я соскользнула с кровати, внезапно осознав, что нахожусь там ... и что он так близко и нависает прямо надо мной. Он не двигался, и я была вынуждена обойти его, чтобы добраться до мягкого кресла у окна.

— Ты имеешь в виду, рассказал ли я ему то, что ты превратилась на глазах у людей? — его взгляд пронзил меня. — Что ты раскрылась перед охотниками?!

Я съежилась под его напором. Все звучало еще страшнее, когда он это произносил. Мне бы хотелось все отрицать.

— Да. Именно, — сидя у окна, я пыталась сделать вид, будто меня это не слишком волнует и придала голосу небрежную интонацию. Я пыталась не думать о происшедшем и вообще обо всем. Особенно о нем. Здесь, в моей спальне, Кассиан смотрел на меня таким жгучим взглядом, что мои легкие расширялись и сжимались.

— Так ты рассказал обо всём своему отцу? — продолжила я.

Что я сделала одну вещь, которая могла уничтожить весь наш вид. И не только конкретно нашу стаю.

Он пристально рассматривал меня, не упуская ничего. Он заметил и спутанные волосы, и мои босые ноги. Если бы он рассказал им всё, оставили бы они меня все еще в живых? Даже я думала, что заслужила наказание. Я предала свой вид.

Не то, чтобы я хотела изменить то, что случилось, даже если бы и могла. Я прекрасно это осознавала. И это было странно. Чувство вины не значило, что я о чем-то сожалела. Боль от потери Уилла была гораздо сильнее. И даже не представляю, каким было бы это чувство, если бы я не спасла его. Если бы он действительно умер там, в пустыне.

Наконец Кассиан ответил мне.

— Я не мог скрывать это от них. Не такое. Это касается всех нас.

Я немного смягчилась. Почти разочаровываясь в нем, правда, не зная почему. Несмотря на нашу прошлую дружбу, я не ожидала преданности от него. Стая была превыше всего, особенно для Кассиана. Плюс Тамра затуманила охотников. Они ничего не помнили. Разве не мог он сохранить это в секрете? Разве это было бы так плохо?

Мрачные мысли нахлынули, прокатились по мне, как холодная вода. А я почти поверила, что он переживает за меня, что защитит меня. Сдержит обещание. Вместо этого, он кинул меня волкам.

— Я должен был сказать им, что ты показала себя охотникам, но я не сказал им всего. Я не сказал им о нем.

Я посмотрела на него хладнокровно и произнесла то, что он не мог выговорить.

— Ты про Уилла?

Тень отвращения мелькнула на его лице. На мгновение его зрачки вспыхнули, задрожали и уменьшились, превращаясь в щелочки. Затем ничего. Он снова превратился в вечно спокойного Кассиана.

— Да. Я не сказал им про кровь.

От этого меня пронзил небольшой укол стыда. Кровь Уилла. Кровь такого же цвета, как и моя. Я кивнула.

— Они бы стали охотится за ним, если бы узнали. Я у тебя в долгу.

— Ты не влюблена в него, — сказал он внезапно и с такой силой, что я вздрогнула. — Ты даже не знаешь его. Он не знает тебя. В отличие от меня. — Его грудь поднималась и опускалась от частого дыхания.

Последовало неловкое молчание. Напряжение окутывало нас, как густой туман Нидии. Я посмотрела вниз на свои руки, замечая, как следы ногтей сильно отпечатались на ладонях.

Он испустил тяжелый вздох.

— Посмотри на меня, Джасинда. Скажи что-нибудь.

Я снова перевела свой взгляд на него. Он думал, что я соглашусь с тем, что не люблю Уилла? Определенно не собираясь обсуждать с ним мои чувства к другому, я сказала:

— Тамра окутала их. Зачем ты все рассказал? Они смотрели на меня как на преступницу. — Я взмахнула руками. — Я практически под домашним арестом! Они никогда не простят меня.

— Я должен был рассказать им. Что если один из этих охотников ничего не забыл? Тамра пока не знает, как управлять своей силой. Что если это вообще не сработало? Что если она не достаточно их окутала?

Я кивнула, движение причинило мне почти такую же боль, как стеснение в груди.

— Я понимаю. Все нормально.

— Ясно, что не нормально. Ты расстроена.

Я прижала руку к груди.

— А ты бы не был Кассиан? Меня будут воспринимать как предательницу до конца моих дней.

Он медленно покачал головой, на сжатой челюсти выступили мышцы.

— Они забудут и простят. В итоге.

— Ты не можешь знать этого точно.

Раньше он говорил, что постарается сделать все, что в его силах, чтобы защитить меня, но, как я знала, он здесь ничего не решал.

— Факт в том, что Тамра здесь и то, что она шэйдер, значительно умиротворило их. То, что вы обе снова здесь.

Даже после того, как он им рассказал, что я сделала? Я посмотрела на него с сомнением, боясь потерять защитника в его лице.

— Так у меня нет неприятностей?

— Я не говорил этого. — Что-то расслабилось в его лице, когда он сказал это. Намек на улыбку заиграл на губах. — Ты открыла себя человеку, Джасинда. И его семье охотников.

И за это я должна была заплатить. Я кивнула, принимая это как факт.

— Тебе придется многое наверстать, — добавил он со всей серьезностью.

— А что если я не смогу? — я не была уверена, что во мне остались силы двигаться вперед. Прямо сейчас мысль, что я никогда больше не увижу Уилла, заставляла чувствовать себя побитой и усталой. Слезы наворачивались на глаза. Несмотря на то, что часть меня была рада возвращению в стаю, я точно была не в лучшем состоянии.

— Тогда для тебя всё будет гораздо труднее. Намного труднее, чем должно быть. И твоя мать... — он умолк, но угроза все равно осталась висеть в воздухе.

Мои глаза сузились, и кожу начало покалывать.

— Что насчет моей матери?

Он оглянулся через плечо, будто думал, что мог разглядеть её, в каком бы месте дома она ни стояла.

— Все её недолюбливают. Они винят её в том, что увезла вас с Тамрой. Идут разговоры об её изгнании...

Я резко вздохнула.

— Это несправедливо. Я единственная, кто...

— Она забрала тебя. Ты не покинула это место по своей воле. Ну же, Джасинда. Случилось бы что-то, если бы твоя мать не увезла тебя в какую-то пустыню?

Я сглотнула и отвернулась к окну. Я ненавидела то, что не могла с ним поспорить на этот счет. Ненавидела видеть и понимать его логику, какой бы она ни была.

— Ни один из нас не изолирован. Подумай об этом. Действия одного влияют на всех нас.

Вот поэтому я отличалась от всех остальных. Почему я была той, кто поставил всех под угрозу.

Слегка проведя по губам, я произнесла сквозь пальцы:

— Тебе это не надоело? Ты никогда не хотел сделать то, что действительно хочешь? Ты не думаешь, что ты это заслуживаешь? Почему ты должен ставить интересы стаи превыше всех? Превыше себя? Ты хоть когда-нибудь проводил границу? Ты можешь рационально принести одну жертву, но когда их две? Или три? Когда ты скажешь «довольно»? — Я покачала головой.

Кассиан непонимающе уставился на меня.

— Мы те, кем являемся, Джасинда. Это то, из-за чего мы выживали столь долгое время. И тот факт, что ты задаешь такие вопросы, которые бы никто не задал... — он поднял голову. — Хотя, возможно это и делает тебя такой особенной. Вот почему я разговариваю с тобой сейчас и почему забочусь о тебе.

Я удержала его взгляд.

— Что ж, так вот из-за чего ты... — я пыталась подобрать слова и покраснела, — ты влюблен в меня из-за того, что я тот человек, который держит всех в опасности?

Улыбка появилась на его губах.

— С тобой не скучно, это уж точно.

— Кассиан...

Мои нервы натянулись как струны, когда я увидела, как Северин вошел в дверной проем позади Кассиана. Они оба в моей комнате... это не то, что я могла бы представить себе когда-нибудь. Кассиан это понятное дело, но Северин...

Мама выглядывала из спины Северина с выражением вызова на лице. Что бы они ни обсуждали, вряд ли ей это понравилось.

— Мы здесь закончили, Кассиан.

Взгляд Северина скользнул по мне. Я почувствовала, как всё внутри начало бурлить. Но не показала отвращения. Я выдержала его взгляд, давая понять, что не была беспомощной и слабой, что не заслуживала осуждения.

Северин указал Кассиану на дверь.

— Подожди меня снаружи.

Мгновение Кассиан смотрел на меня тяжелым взглядом, а затем покинул комнату.

Мама переступила порог, держа руки скрещенными на груди. Они были такими худыми. Я и не замечала, как сильно она исхудала.

Северин холодно посмотрел на неё.

— Я бы хотел перекинуться парочкой слов с Джасиндой.

— Ну что же, делай что хотел, но в моем присутствии.

Северин ощетинился.

— Ты уже доказала, что, как мать, можешь дать весьма сомнительное воспитание, Зара. Нет необходимости делать вид, будто ты заботишься о своей дочери сейчас.

Пораженное выражение пронеслось по лицу моей матери, прежде чем ей удалось скрыть его. Она выглядела очень бледной, и на фоне её кожи глаза сияли как гигантские сверкающие озера.

С тех пор как наш отец был убит, у неё остались только мы с Тамрой. Каждое решение она принимала только в наших интересах... ну, или думала, что в наших. Возможно, она и сделала несколько ошибок, но я никогда не сомневалась в её любви к нам.

Во мне всё закипело, и тело стало нагреваться.

— Никогда не смейте разговаривать с моей матерью в таком тоне, — предупредила я.

Северин посмотрел на меня свысока.

— Будь осторожна, Джасинда. Ты должна поблагодарить Кассиана за то, что прощена. А ведь я хотел увидеть твое наказание...

Он снова посмотрел на маму и продолжил:

— …И ваше изгнание.

— Мне не нужны ваши одолжения, — зарычала я, не в состоянии умело парировать его слова.

— Джасинда... — начала мама, понизив голос и взяв меня за руку холодными пальцами.

Черты лица Северина окаменели.

— Проявляй ко мне уважение. Я лидер стаи! Ты ходишь по тонкому льду, Джасинда. Я ожидаю от тебя идеального поведения сейчас... — его голос замер в преднамеренной скрытой угрозе. Я поняла: чуть что — и он с радостью отрежет мне крылья.

Я отказывалась показывать, что он воздействует на меня, посылая струи страха по венам, из-за чего моя кожа натянулась, жар задрожал под плотью, будто свернувшийся змей, ища освобождения.

— От неё не будет никаких проблем, — сказала мама голосом, который я никогда не слышала. С душераздирающей болью...

Рот Северина расплылся в самодовольной улыбке.

— Может быть, на этот раз у тебя получится удержать её в узде, — сказал он, и, кивнув на прощание, вышел.

И я наконец поняла, что теперь в этом доме не чувствовала себя комфортно и безопасно. Он просто перестал быть нашим. И Северин отдавал приказы здесь, будто так и должно было быть. Он думал, что имел право запугивать нас.

Впервые я спросила себя — всегда ли это было в стае, или она просто теперь стала такой?

Глава 5

Мгновение мы стояли в тишине, затем мама, обессиленная, села на кровать, что сильно меня взволновало. Прошло много времени, с тех пор как она в последний раз превращалась, и она начинала ощущать свой возраст.

Мама взяла в руки плюшевого медведя, которого папа подарил мне на седьмой день рождения. Я забыла забрать его, когда мы в спешке уезжали, но сейчас радовалась, что оставила его здесь. Радовалась, что хоть что-то знакомое и любимое ждало меня дома.

Мама издала приглушенный вздох, такой отчаянный. Ее плечи поникли. Она что... сдавалась?

Наконец мама заговорила, ее голос был пустым, как и глаза.

— Я хочу, чтобы ты была в безопасности, Джасинда. Я не хочу тебе навредить.

— Я знаю, — кивнула я.

— Но сейчас мне кажется, что я единственная, кто причинил тебе столько страданий.

Я отчаянно покачала головой: мне была не по душе эта новая, побежденная версия мамы. Она стала кем-то, кого я больше не узнавала. Не хотела узнать. Все вокруг менялось, и мне нужно было, чтобы она оставалась прежней.

— Нет. Это не так.

— Я пихала и толкала тебя в разные стороны, несмотря на твои желания, лишь с одной целью — защитить тебя, — она покачала головой. — Может, я сделала все еще хуже, чем было. И теперь мы снова здесь, — она сделала вялый жест рукой. — Ты такая же рабыня стаи, как и раньше. Только на этот раз все гораздо хуже. Они больше не будут относиться к тебе, как к великому дару. Они будут относиться к тебе как к неверной.

— Мам? — Мой голос слегка дрожал, я сглотнула. — О чем ты говоришь?

Она подняла глаза от медведя.

— Не позволяй им обращаться с тобой, как с побитой собакой. Следуй их правилам, заляг на дно. Чтобы потом вернуться на вершину. Делай то, что должна.

— Ты действительно хочешь остаться здесь? Ты хочешь, чтобы Тамра осталась здесь?

— Увозя вас в Чапаралл... я гналась за мечтой. За тем, чего никогда не было. Не из-за тебя, или даже Тамры. Ей суждено было стать драко, а я даже не знала об этом. — Она прижала пальцы к губам, сдерживая горький смех. — А ты... что ж, ты пыталась донести до меня, что не можешь быть кем-то другим, кроме драко. Что ты должна быть здесь. Я просто не хотела этого слышать. Прости меня, Джасинда.

Я села на кровать рядом с мамой. Да, она раздражала меня в прошлом, но я не могла видеть ее такой. Я хотела ее прежнюю, более энергичную. Мне не хватало ее такой, и я скучала по ней.

— Не извиняйся. Никогда не извиняйся за то, что ты готова пожертвовать всем ради своих дочерей, которых любишь.

Я держала ее руку, сжимая холодные пальцы, и внезапно вспомнила, что ей всегда было холодно здесь. Постоянно дрожащей в бесконечных туманах и ветрах. В тех же туманах и ветрах, которые означали дом для меня... я подняла голову, чтобы лучше чувствовать и ощущать. Ей здесь никогда не нравилось. Ни раньше, ни сейчас.

— Мы найдем способ, чтобы быть здесь счастливыми. Я не собираюсь жить со склоненной головой — не позволю и вам.

Она устало улыбнулась и мягко напомнила.

— Твоя сестра уже никогда не склонит голову.

Это точно. Тамра теперь была на вершине. А я нет. По крайней мере, не в данный момент.

Мама провела тыльной стороной ладони по моей щеке.

— Я жила здесь ради вашего отца. Я смогу сделать это еще раз ради моих девочек. Не такая уж и большая цена. — Она вздохнула. — Я любила его очень сильно. Но эта любовь ничто по сравнению с тем, что я чувствовала, когда нас связали узами. Что-то происходит, меняется, когда вы связаны в этом кругу. — Ее выражение стало задумчивым. — Иногда я не могла отличить свои эмоции от его. — Янтарные глаза потемнели от воспоминаний. — Даже в тот последний день... я чувствовала... я знала, что что-то не так, перед тем, как мне сказали. И я была тут так долго, как могла, и внушала себе, что то, что я почувствовала — это была не его смерть. Что он, может быть, еще жив там, просто вышел из моего круга, и я не могу больше чувствовать связь с ним.

Я наблюдала за ней с удивлением.

— Почему ты мне никогда не рассказывала? — По крайней мере, ту часть, когда она чувствовала, что с папой было что-то не так в тот день. Конечно, я знала, что у многих скрепленных драко возникает связь. Исторически сложилось так, что драконы в паре образуют её — это древняя особенность. У некоторых пар связь гораздо глубже. Видимо мои родители были одними из таких.

Она пожала плечами.

— Ты была маленькой. Я не хотела, чтобы ты знала, что я чувствовала его... страх. Его боль. Я едва не упала в обморок от этого, Джасинда. Я боялась, что если скажу тебе, ты бы подумала, что я почувствовала его...

— Смерть, — закончила я. У меня разболелась голова и виски дико запульсировали, пока я переваривала услышанное. Глубоко в душе я надеялась, что папа жив. Что он мог находиться где-то в плену. Я не знала, что теперь думать.

Она поморщилась, но кивнула.

— Тогда почему ты мне говоришь об этом сейчас? — требовательно спросила я. Мама чувствовала папины эмоции в день его смерти... и она держала это все в себе?

— Ты должна знать. — Она убрала прядь волос мне за ухо. — Если ты привяжешься к кому-нибудь здесь. Мои глаза расширились, когда я догадалась, к чему она ведет. Этого не может быть. Не может быть, чтобы она думала, будто я когда-нибудь привяжусь к Кассиану. — Ты будешь чувствовать...

— Что?

Она сфокусировала свой взгляд на мне.

— Все будет хорошо, Джасинда.

Хорошо?

— Потому что раз мы будем связаны узами, то не будет иметь значения, что я не люблю его? Потому что, я буду чувствовать ложь и обманывать себя, что это любовь?

Она твердо покачала головой.

— Вы будете чувствовать себя связанными узами. Когда это произойдет, будет ли уже так важно, как и почему это случилось?

Да!

— Это же было важно для тебя раньше, — сказала я беспомощно.

— Сейчас все по-другому. Мы застряли здесь. Надо выжимать из этой ситуации как можно больше плюсов.

— Я так и делаю. Стараюсь. Но это не значит, что я должна привязываться. — Я закрыла глаза и потерла виски, пытаясь облегчить боль. Неужели я действительно вела с мамой разговор о плюсах привязывания, чтобы избежать неодобрения стаи?

— Ты можешь быть здесь счастливой, разве нет? Кассиан... — Мама запнулась. Я посмотрела, как она нервно сглатывает, не веря слетавшим с ее губ словам. — Кассиан не так уж и плох. Он не... совсем похож на твоего отца.

«Не совсем?» Я отступила назад. Она что, была похищена инопланетянами?

— Ты серьезно?

— Стая забудет обо всем, если ты и Кассиан....

— Нет! Мама, нет! — Я сдержала порыв закрыть уши руками. Я не хотела слышать этого. Только не от нее.

— Я не говорю прямо сейчас. Через какое-то время...

— Не могу поверить, что ты говоришь это мне!

Она сжала мою руку, продолжая сдавленным голосом.

— Я не могу больше защищать тебя, Джасинда. Здесь я бессильна.

— А раз Кассиан может — это причина, чтобы торговать мной?

— Я не на это намекаю, ты должна понять. Я вижу тебя с Кассианом, между вами что-то есть.

Я медленно кивнула.

— Может быть. Однажды было. — Когда мне не дали выбора. Решили за меня. Перед встречей с Уиллом. — Но не сейчас.

— Из-за Уилла. — На мгновенье мамины глаза заискрились прежней настойчивостью. — Ты не можешь быть с ним, это невозможно, Джасинда. Нет никакого шанса. Он не один из нас.

Он не один из нас. Я понимала, избегала этой мысли, но слова впитались глубоко в мозг и добрались до самого сердца, где оно все еще болело.

Я тихо вдохнула.

— Возможно или нет, я не смогу быть ни с кем другим. Лучше останусь одна.

— Ох, не надо быть такой наивной! Он человек! Охотник! Отпусти его.

На мгновение этот разговор напомнил мне те, когда она хотела, чтобы мой драко зачах. Теперь она хотела возродить его — и чтобы я забыла Уилла. Я потрясла головой.

В одном она была права. Больше, чем сама понимала это. Надеяться на Уилла было бессмысленно. Это неправильно. Я знала это. Он был больше, чем недосягаемый человек для меня. Больше, чем охотник. Он был намного хуже.

Кровь драко текла в его венах. Драко — возможно, даже не один — умер, чтобы спасти ему жизнь. Даже если его отец был в ответе за этот ужасный поступок, как я смогла бы снова посмотреть Уиллу в глаза? Прикоснуться к нему? Обнять его? Поцеловать?

Я предполагала — это было хорошей идей, что я не встречусь с ним больше. Мне нужно перестать надеяться, что он найдет меня, как и обещал.

— Я забуду его, — прошептала я слабым голосом.

Мама внимательно посмотрела на меня, не веря моим словам. Но мне было все равно, верила она или нет, главное, чтобы я поверила в них сама.

Лежа в своей кровати, я смотрела на потолок, который отец украсил звездами много лет назад, и постепенно начинала чувствовать себя в безопасности. Так же, как я чувствовала себя, когда была маленькой, когда родители спали в комнате напротив моей. Чувство надежности. Чувство безопасности.

Я отпустила свои мысли, и они снова вернулись к Уиллу. Он ждал меня в самом укромном местечке сердца.

Задремав, в полусне, я вспоминала. Вспоминала его... нас... моменты перед тем, как мой мир перевернулся с ног на голову. Улыбка появилась на моих губах при этих воспоминаниях и померкла, когда тоска по нему снова накрыла меня. Я перебирала мысли о нем до тех пор, пока боль от ожидания не стала еще сильнее, пока соленые слезы не потекли по моим щекам.

«Это еще не конец. Мы не расстанемся... я приду за тобой. Я найду тебя. Найду. Мы снова будем вместе».

— Нет, — прошептала я в тихой комнате, пока мое сердце обливалось кровью. Предательская часть меня хотела верить в эти слова. — Нет, не будем.


0445948968134803.html
0445957748579818.html
    PR.RU™